У многих ребят страшные диагнозы с пометкой необучаемый, но преподаватели-добровольцы, которые с ними работают в это просто не верят. Из Владивостока репортаж Алексея Кручинина

Несложное, на первый взгляд, дело — слепить из глины коня — у всех получается по-разному. Да и лошади выходят непохожими друг на друга — даром, что один образец. Это не урок труда или развлечение в школьной «продлeнке». Для детей с отклонениями в развитии такой мастер-класс — своего рода терапия.

«Если задать вопрос любому логопеду, что у ребeнка проблемы с речью, он что посоветует в первую очередь? Надо лепить, надо развивать мелкую моторику пальцев. Все нервные окончания находятся на кончиках пальцев, так что это всe взаимосвязано», — говорит преподаватель Владивостокского художественного училища, руководитель АНО «Благое дело» Геннадий Антропов.

В мастерской Геннадия Антропова — преподавателя Владивостокского художественного училища — эти ребята из коррекционного интерната бывают часто. Особенно любят уроки лепки. Им трудно объяснить, почему, но они пытаются — на уровне тактильных ощущений.

Несколько лет назад в семье Геннадия Антропова случилось несчастье. После диабетической комы у маленькой дочки отнялась речь. Когда проблемы инвалидов стали ему близки и понятны, он начал работать с больными детьми. Создал некоммерческую организацию «Благое Дело». Художники и скульпторы учат ребят с ограниченными возможностями рисовать, лепить, мастерить — в общем, делать всe, чтобы человек мог отвлечься от своего недуга.

Всю глиняную посуду здесь, животных, сказочных персонажей и мифических богов сделали незрячие люди. Даже мельчайшие детали выполнены очень тщательно. Одну из ваз вылепила Катя Трифонова. Она ослепла из-за диабета, потом появились другие тяжeлые осложнения. Несмотря на это, девушка продолжала лепить из глины, даже когда у неe уже отнялись ноги и отказали почки.

Для многих инвалидов творчество становится чуть ли не единственным окном в мир. Елисей Акатов болен аутизмом. Общаться со здоровыми людьми так, как привыкли они, ему крайне сложно. Зато мальчик отлично читает, поeт, феноменально быстро и искусно рисует. Эти способности, по словам родителей, — главное, что помогает ему находить общий язык с одноклассниками из обычной общеобразовательной школы.

«Они к нему обращаются, когда надо что-то нарисовать. Они его уважают. Они видят в нeм не только ребeнка, с которым трудно общаться, они видят в нeм какие-то таланты действительно. И это ему очень помогает. То есть так или иначе они с ним общаются потихоньку», — рассказывает Елена Акатова.

Скоро этой мастерской здесь не будет — хозяева помещения просят его освободить. Художники не опускают руки: ищут альтернативу и готовятся к переезду. При этом продолжают работать и придумывать новые проекты. По словам Геннадия, общение с инвалидами изменило его. Встречая среди них людей с удивительной силой духа, он перестал понимать тех здоровых, которые бесконечно жалуются на свои проблемы.